Нотное письмо

Уже в глубокой древности люди пытались записывать ноты. До нас дошли образчики нотного письма из Китая, Египта. В Древней Греции применялась буквенная система (латинские буквенные обозначения и сейчас применяются в музыке).

В средние века широкое распространение получила так называемая невменная запись. Первоначально невмы были безлинейны, и для определения высоты звука их перечеркивали. Так одна за другой появились четыре линии. Это усовершенствование приписывается монаху Гвидо Ареццо, жившему в XI веке. Пятая линия появилась значительно позже, лишь в XIV веке. Примерно в это же время появляются в нотах знаки, фиксирующие длительность звука.

В России нотное письмо появилось благодаря церкви. Сначала оно было буквенным, заимствованным у греков. В XVII веке Россия и Украина переняли линейную нотацию.

Ищи, почтальон, приятеля!

Если письмо послано «на деревню дедушке» — без полных адресных данных, тут и возникает проблема. При Московском да и других почтамтах есть даже специальные службы, которые занимаются разгадкой таких писем.

И раньше адреса на старинных письмах доставляли зачастую немало хлопот московскому почтовому ведомству, так как фамилии получателей в них указывались далеко не всегда. К примеру, некий Афанасий Зыков написал на своем послании: «Приятелю моему Федору Васильевичу». Вот и ищи, почтальон, «приятеля». И все-таки письма до адресата доходили — ведь круг отправителей и получателей корреспонденции в царской России был небольшим.

Не все дома имели тогда номера, и чаще они были известны по именам домовладельцев. А первые нумерованные дома появились в Париже в 1512 году.

Интересную инициативу в борьбе за точную доставку писем проявили почтальоны в американском штате Огайо. Теперь тот, кто опустит послание в почтовый ящик по неправильному адресу, должен заплатить символический штраф в 2 цента.

В помощь почтальонам австрийского города Люстенау издается уникальный справочник. В него вносятся не только адреса и телефоны всех граждан, но также год рождения каждого из них, семейное положение, место работы и должность, количество детей и их имена. Дело в том, что из 18 тысяч жителей Люстенау более тысячи носят фамилию Хаммер. К тому же многие из однофамильцев — тезки. Кроме того, еще десять фамилий постоянно создают путаницу: их носят около трети жителей города.

Такую же трудность испытывают в турецкой деревне Барзан, где живут всего 42 человека, но все они носят одну фамилию — Вейсал. Причем у всех мужчин имя Мустафа. Когда в село приходит письмо на «мужское имя», почтальон зачитывает его текст на площади вслух, чтобы выяснить, кому оно адресовано.

Ни один почтальон из Сан-Хосе, столицы Коста-Рики, не удивится, если прочтет на конверте такой адрес: «За углом собора Сан-Себастьян, 125 метров к северу и тридцать шагов на восток». Дело в том, что горожане в Коста-Рике откровенно презирают названия улиц, нумерацию домов. В связи с этим рассказывают об одном французском инженере, который долгое время искал нужный дом по ориентирам: от бара «Пато кохо» — 300 метров к западу, затем — 75 шагов на юг… Может быть, француз и нашел бы нужное место, но, увы, с тех пор, как ему был дан адрес, бар переехал на другую улицу.

А что делать с письмом, на котором вместо адреса написаны таинственные буквы и цифры, например, такие: «402-А-503»? Почтовики столицы Бразилии тут же расшифруют эту надпись. Получатель письма живет в столице страны, в микрорайоне 402-го южного района, в доме «А», квартира 503. В городах Бразилии улицы не имеют названий.

Жители великолепно ориентируются по кодовой системе. Город большой. По коду тут же ясно, где находится нужный дом. Приезжие поначалу путаются, но, разобравшись, быстро привыкают, и так же, как коренные бразильцы, готовы доказывать, что в лабиринте улиц с названиями разобраться намного сложнее.

Любопытно, что и в одном из крупнейших городов мира — Токио, почти все улицы не имеют названий. Мало того, дома не нумерованы. Чтобы приезжие могли разобраться в этой путанице, специально для них издаются небольшие карты отдельных районов города.

Работникам связи нужно быть большими эрудитами и знатоками. Однажды итальянец Энрико ди Помпео, находясь в ФРГ, решил проверить здание истории немецкими почтовыми работниками. Для этой цели он послал в разные города 30 писем в адреса людей, чьи имена записаны в истории человечества крупными буквами.

Письмо, отправленное им на имя астронома Кеплера, вернулось из Регенсбурга со штемпелем: «Укажите улицу и номер дома». На конверте письма, посланного Гете во Франкфурт-на-Майне, почтовый служащий написал: «Адресат умер». На письме Фридриху Шиллеру стояло: «Почтовому отделению № 7172 города Марбахта адресат не известен». Письмо Лессингу вернулось с пометкой «Почтовое отделение № 3340 города Вольфенбютеля тщетно пыталось разыскать адресата» и с примечанием, что в будущем следует всегда указывать улицу и номер дома адресата. И только на одном письме, посланном в Гамбург на имя Брамса, стояло: «Брамс 1833—1887. Жил в Вене, а не в Гамбурге».
Вот такие бывают курьезы в поисках адресата.

О салютах

Привычные понятия — вечерняя заря, салют. А как они появились?
Вечернюю зарю начали бить впервые во время Тридцатилетней войны по приказу Альбрехта Валленштейна, герцога Фридландского, дабы сократить ночное пьянство в лагере. В назначенный час по барабанному бою все маркитанты должны были убрать бочонки и прекратить торговлю. Начальник обхода проверял, точно ли исполнено приказание, и сам молотом делал последний удар по втулке. В особых случаях такой удар отменялся, и лагерь пользовался «вольной ночью» — кутежи могли продолжаться до утра.

А салюты «в торжественные дни» были введены по следующему поводу. Когда в Западной Европе появилась полевая артиллерия, батареи состояли из шести обычных орудий и одной гаубицы. При рождении принцессы из каждого орудия одной батареи делали по три, а при рождении принца — по семь выстрелов, то есть 21 и 49. В 1527 году, при рождении Филиппа II Испанского, было приказано сделать из каждого орудия по 14 выстрелов (всего 98) и, кроме того, еще три выстрела в честь Святой Варвары — покровительницы артиллерии (в римско-католической церкви).

Во Франции делали сто выстрелов. Однажды в день рождения короля Людовика XIV салютующая батарея по недосмотру взяла с собой всего 99 зарядов. Король, несколько суеверный, разгневался и во избежание повторения подобного приказал в будущем брать с собой всегда 101 заряд. В один из следующих дней рождения короля офицер, командовавший батареей, по рассеянности выпустил все взятые с собой заряды, то есть сделал 101 выстрел. Оправдываясь, он заявил, что был в таком восторге от счастливейшего для Франции дня рождения великого короля, что ему было совершенно невозможно не выстрелить последний заряд. Людовик XIV, весьма доступный тонкой лести, отменил наказание офицеру и приказал к 100 выстрелам добавить еще один — самый торжественный.

В наше время случаи применения, порядок проведения и средства салюта предусмотрены специальными положениями, уставами, международными конвенциями. Например, Салют наций — это 21 артиллерийский выстрел или залп. И не дай Бог дежурному офицеру ошибиться.

Царь — профессия опасная

Считая от полулегендарного Рюрика до Николая Второго, на российском престоле сидели 75 монархов.

Средняя продолжительность правления составляла 13,2 года. Рекордным в этом отношении было царствование Ивана Четвертого Грозного — 51 год, поскольку он был коронован на третьем году жизни. Правил же страною И. Грозный 37 лет. По 43 года находились на троне Иван Третий и Петр I.
— 46 монархов покинули престол в результате смерти от старости и болезни;
— два были вынуждены от него отказаться «добровольно»;
— четверо погибли на поле брани;
— 16 были свергнуты (8 из них впоследствии — убиты);
— 7 погибли в результате заговора.

Цензура — изобретение Македонского

Впервые в мире цензура как таковая введена Александром Македонским. А было это так.
Чтобы выявить и устранить недовольных его политикой, когда армия находилась в далеких пустынях Персии, Александр разрешил офицерам и солдатам написать по одному письму домой. Причем обещал, что письма отвезут в Грецию специальные курьеры. Поскольку до этого писать письма запрещалось, в своих посланиях воины Македонского излили все свои чувства, тоску по дому, досталось в них, естественно, и власть предержащим. Однако когда курьеры отъехали на несколько сотен стадий, их встретили солдаты, посланные царем. Они отобрали письма, а специально назначенные чиновники прочитали их. Имена тех, кто жаловался на свою судьбу и на царя, были записаны, и через несколько дней этих людей казнили.

Кто придума корриду?

Родина боя быков — вовсе не Испания, а… Оман. Так, по крайней мере, утверждают сами жители этого аравийского государства. Зародившись здесь в незапамятные времена, это старинное народное зрелище с началом арабских завоеваний в VII—VIII веках перекочевало на Пиренейский полуостров, где прижилось, видоизменилось и приобрело характер кровавого поединка человека с разъяренным животным.

«Полевые судьи» отбирали быков строго по весовым г категориям и следили за ходом схватки. Их главная задача — не допустить, чтобы «бойцы» нанесли друг другу раны и не напали случайно на зрителей. В случае возникновения угрозы животных растаскивали за хвосты.

Победа присуждалась по «очкам» и «за явным преимуществом» одной из сторон. Объявлялась иногда и ничья, когда силы соперников были равны или когда по неведомым причинам «бойцы» отказывались драться.

Для того, чтобы посмотреть живописное зрелище, билетов не нужно было покупать. Оно устраивалось бесплатно. Хозяин быка-победителя обходился без каких-либо призов. Он довольствовался славой, которую ему приносило желанное всем первенство.

Кое-что о дуэлях

В прежние времена принципиальные ссоры довольно часто разрешались в дуэлях. Древние викинги, например, проводили поединки при соблюдении строго установленных правил, закрепленных в законодательном порядке. Тот, кого вызывали на дуэль, первым наносил удар. Вызванный на дуэль мог вместо себя выставить друга или любое другое лицо. Борьба прекращалась, едва у одного из соперников появлялась кровь. Побежденный обязан был выплатить заранее установленную сумму. Это обстоятельство ловко использовали «профессиональные драчуны».

Через пятьсот лет французы разработали правила ведения дуэли, которые предусматривали обстоятельную и широкую процедуру подготовки к поединку. Дуэли стали весьма популярной формой «развлечения» и к 1600 году приняли ужасающие масштабы. В течение семилетнего периода в дуэлях было убито 2000 дворян, пытавшихся восстановить поруганную честь.

Со временем дуэли запретили. Но это не означает, что они повсюду были искоренены. И формы дуэлей стали весьма далеки от описанных в многочисленных романах.

Двум молодым ковбоям из Калифорнии нравилась одна девушка. Кавалеры условились решить проблему «любовного треугольника» на дуэли. Вызванный был беспощаден. Используя право выбора оружия, он, не задумываясь, назвал самое верное и, как утверждает официальная американская статистика, самое эффективное — автомобиль. В течение получаса ожесточенные соперники, маневрируя, пытались протаранить друг друга.

Не менее экстравагантный выбор оружия для дуэли был сделан в той же Америке в 1878 году. Некий мистер Брайт явился к месту поединка с двумя зелеными яблоками на тележке. Дело происходило в период, когда свирепствовала эпидемия холеры, и противник Брайта отверг яблоки. Это означало, что вызов снимается.

Классическим примером выбора и применения необычного вида оружия стала дуэль, имевшая место в конце XVIII столетия. Один итальянский писатель того периода вызвал на дуэль журналиста газеты «Солнце Чикаго». Пока писатель тщательно взвешивал преимущества пистолета и сабли и проверял свои способности владения тем и другим оружием, ему пришел ответ. Журналист сообщал, что он решил вести поединок тортами на расстоянии 6 шагов. Писатель отозвал свой вызов.

Дуэли происходили также и в воздухе. Одна из подобных случилась между французами мосье Пик и мосье Грандпер. Оба господина поднялись в воздух на воздушных шарах. У каждого имелись при себе ружье, рог с порохом и свинец. На высоте около двухсот метров каждый из них начал палить по шару соперника.

Но, пожалуй, одним из наиболее необычных поединков была дуэль между Жаком Шевантье и Андре Маршаном уже после смерти первого. Случилось это в конце XIV века. Маршан был обвинен в убийстве своего друга, который непонятным образом пропал во время охоты. Поводом для такого обвинения послужила неприязнь к Маршану собаки исчезнувшего Шевантье. При встрече с подозреваемым собака зло рычала и лаяла. Это было воспринято так, что животное от имени погибшего хозяина вызывает Маршана на дуэль. Маршан с радостью принял вызов, решив доказать тем самым свою невиновность. В качестве оружия он выбрал боевую булаву с железными шипами. Схватка была короткой. Через несколько секунд после того, как собака была спущена с привязи, ее клыки прочно вонзились в горло противника. Маршан вынужден был сознаться в убийстве, и в итоге его жизнь закончилась на эшафоте.

Сколько живет человек?

Наука активно вмешалась в процесс преждевременного старения и доказала, что борьба за долголетие должна начинаться с момента рождения человека и не прекращаться в течение всей жизни, особенно усиливаясь в пожилом возрасте.

Мы сами укорачиваем себе жизнь. Нервные перегрузки на работе и в семье, злоупотребление алкоголем, курение, сидячий образ жизни, переедание — все это сокращает жизнь. Римский философ Сенека сказал: «Наша жизнь не коротка, но мы се делаем такою». Еще более конкретно выразился И.П. Павлов, когда в возрасте 86 лет писал, что мы «сокращаем свою жизнь невоздержанностью, беспорядочностью, безобразным обращением с собственным организмом».

Невольно вспоминаются и слова известного русского ученого А.К. Третьякова: «Для человека обидно, что его жизнь прекращается в шестьдесят лет, что Моцарт и Рафаэль умирают, не достигнув возраста черепахи. Такие факты возмущают человеческое сознание».

История знает немало примеров удивительного долголетия. Шотландский рыбак Генри Дженкинс прожил 169 лет. Из английских судебных дел известно, что в 1665 году он был свидетелем на суде по делу 140-летней давности. Один из его сыновей дожил до 109 лет, другой — до 113. Турчанка Фатьма-ханум прожила 164 года. Венгр Янош Ровен дожил до 172 лет, его жена — до 164. Они прожили в супружестве 147 лет. Младшему их сыну было 116 лет. 152 года прожил англичанин Томас Парр. Он вступил во второй брак в 120 лет и имел сына, дожившего до 123 лет. Т. Парр пережил десять английских королей.

Почтовый служащий англичанин Роберт Тейлор в возрасте 133 лет получил портрет королевы Виктории с надписью: «Подарок королевы Виктории Р.Тейлору в память его глубокой и неслыханной старости». Этот подарок так взволновал старика, что он вскоре скончался.

Одним из старейших людей в бывшем СССР был Егор Короев в Грузии. Он прожил 157 лет, участвовал в войнах и всю жизнь занимался физическим трудом. Азербайджанский колхозник Махмуд Эйвазов прожил 152 года. Его трудовой стаж составил 133 года. В 163 года первое в своей жизни воздушное путешествие совершил Ширали Муслимов. B 111 лет рыбачил на Охотском море К. Г. Попов.

Но рекорд долголетия сохраняет за собой англичанин Фома Карне, который, по записям в церковных книгах, прожил 207 лет. Самым старым человеком до недавнего прошлого считался иранец Саед Абу Талеб Мосави, ему 190 лет. Его жене 105 лет (это его пятый брак).

Знакомство с жизнью выдающихся людей, творивших до глубокой старости, говорит о том, что сохранением своих творческих способностей они обязаны правильному образу жизни, соблюдению элементарных гигиенических правил, выполнению любимой работы и систематическим занятиям физическим трудом. Известный химик Натаниэль Улье прожил 170 лет, совершил 25 кругосветных путешествий и собрал богатейший научный материал. Древнегреческий драматург Софокл, итальянский художник Тициан, Микеланджело и Коненков творили и на 90-м году жизни, Репин — в 86 лет, Айвазовский — в 82 года. Гюго, Ньютон, Эдисон, Вольтер, Гете, Шоу, Л. Толстой, Мичурин, Павлов продолжали творить в возрасте 80—90 лет. В 102 года Е. Корзун настраивал музыкальные инструменты в Ленинградской консерватории.

Антон ван Левенгук прожил 91 год и до последнего дня работал с микроскопом, не потеряв ни остроты зрения, ни остроты восприятия, ни жажды поанания.
Каждый человек должен знать, что его здоровье, его долголетие во многом находится в его собственжых руках.

Странная смерть Ивана Грозного

На 18 марта в Москве намечалось сожжение ведьм.
Их было двенадцать, привезенных из Архангельска и его окрестностей с тем, чтобы своими предсказаниями помогали государю мудро править державой. Сидя под караулом, толковали бабы-колдуньи свои сновидения и предчувствия: кто Ивану Васильевичу враг, кто злое супротив него умышляет, каких опасностей следует остерегаться… И вдруг, плача, кинулись в ноги приставленному к ним для надзора человеку: передай, мол, царю-батюшке, помрет он 18 марта. Тот передал. Иван Грозный вспылил по обыкновению и повелел тут же: восемнадцатого поутру всех их «за такое вранье» сжечь живьем…

В тот год шел ему пятьдесят четвертый, духом и телом был он крепок, и потому в мир иной никак не собирался. Да и с чего бы? «Многие русские доживают до 80, 100 и 120 лет, — свидетельствовал некий капитан Маржерет, наемник, оставивший после себя книгу «Состояние Российской державы и Великого княжества Московского в 1606 году». — Никто не признает лекарств. Занедуживший выпивает добрую чарку водки, всыпав в нее заряд ружейного пороха или смешав напиток с толченым чесноком, и тотчас идет в баню, где в сильнейшем жару потеет часа два или три».

Секреты долголетия никто тогда не коллекционировал. Просто знали: затеял дом поднять — бери на сруб сосну либо березу, а лучше дуб. И все остальное в нем — от ложки до лавки — из того же дерева делай, поскольку от него — здоровье. Дождь и слякоть на дворе или через болото идти — надевай мокроступы, но прежде положи в эти липовые лапти свежие листья одуванчика, мать-и-мачехи, подорожника, ольхи и фиалки, и — ни насморка тебе, ни простуды. Если же тем не менее застудил горло, знахарь выручит — поднесет к твоему рту большую лягушку и заставит дышать на нее. Непонятно и загадочно, почему минут через 8—10 хвороба проходит, а отпущенная лягушка прыгнет раз-другой и умирает…

Опять же примет разных строго держались. Во щи муха залетела — к удаче. С похорон ни к кому не заезжай — смерть привезешь. Отправился на рыбалку и непогода застигла — перечисли сорок знакомых лысых, и буря утихнет. Ну, а коли в дороге лошадь распряжется, — верный знак: жена изменила.

Но это все между прочим, поскольку имеет, хоть и косвенное, отношение к истории двенадцати ведьм, приговоренных к смерти Иваном Грозным. Утром 18 марта начали их выволакивать из избы: «Пора, бабоньки, и на казнь». А те учинили крик и сопротивление: дескать, день только-только высветлился, вот вечером падет, тогда и выяснится вся правда. Иван Васильевич, прослышав о том, согласно кивнул: «Подождем!» — и многообещающе улыбнулся. Был он весел, за обедом — пел, потом сел играть в шахматы, схватился за грудь и упал, потеряв сознание. А вскоре и умер.
Пророчество сбылось.

Прототип Шерлока Хомса

Оказывается, им был житель Эдинбурга Джозеф Белл, под руководством которого Конан Доил начинал в юности карьеру врача.

В журнале «Тит-Битс» были напечатаны воспоминания Конан Дойла о докторе Белле: «Доктора Белла я как сейчас вижу перед собой: проницательные серые глаза, орлиный нос, резкие черты лица. Вот он сидит в кресле, сложив руки на груди, и смотрит в упор на стоящего перед ним. Он судит о характере человека, о его профессий по одному виду его рук, по рукавам пиджака, по коленям брюк».

В своем письме, присланном в редакцию «Тит-Битс», доктор Белл заметил: «Необходимо, чтобы молодежь училась наблюдать. Почти каждое ремесло оставляет особые знаки на руках людей. Шрамы и рубцы на руках, работающих в копях, совершенно иные, нежели у работающих в каменоломнях. Мозоли у плотника не те, что у каменщика. Руки портного и сапожника тоже различны. Матрос и сухопутный солдат различаются по походке. Глубоко изучая подобные мелочи, вы увидите, что многое можно сказать о человеке, едва он только войдет в комнату».

Доктор Белл, по дошедшим до нас свидетельствам, проявлял интерес к преступлениям, казавшимся загадочными полиции и публике. В нашумевшем в свое время деле Риппера он оказал существенную помощь полиции, виновник преступления был изобличен. Доктор Белл сознавал, какую играет роль в создании рассказов о знаменитом сыщике, и его самолюбию льстило, когда приходилось слышать: «Вот идет доктор Белл — Шерлок Холмс».